Работа наемником в горячих точках

BBC отследила путь наемников в Сирию с юга России

Работа наемником в горячих точках

Путь наемника частной военной компании Вагнера в Сирию начинается на полигоне Молькино в Краснодарском крае, где добровольцы проходят проверку и собеседование. После трудоустройства бойцы ЧВК вылетают в зону боевых действий из ростовского аэропорта Платов, рассказал сегодня источник BBC.

Как писал “Кавказский узел”, в августе 2017 года журналисты получили информацию о гибели в Сирии более чем десяти уроженцев юга России, которые были бойцами ЧВК Вагнера.

Осенью того же года была распространена информация об уроженце Ростовской области Романе Заболотном, который поехал в Сирию как охранник нефтяных месторождений, попал в плен к боевикам и был казнен.

В феврале 2018 года друзья и знакомые уроженца Кубани Олега Терещенко сообщили, что он убит в Сирии, куда отправился в качестве бойца частной военной компании.

С 2015 года представители частных военных компаний стараются завербовать на войну в Сирии россиян, участвовавших в конфликте на территории Украины, рассказал ранее “Кавказскому узлу” один из добровольцев.

По своей структуре ЧВК Вагнера – полноценная воинская часть, формально не связанная с Минобороны, хотя “вагнеровцы” при подготовке пользуются теми же полигонами в Краснодарском крае, на которых идет подготовка бойцов спецназа ГРУ.

Российские наемники из ЧВК Вагнера, участвовавшие в боевых операциях на востоке Украины и в Сирии, с начала 2018 года выполняют задачи также в двух африканских странах – Судане и Центральноафриканской Республике, рассказал журналистам один из бойцов частной военной компании. Свидетельства бойца под псевдонимом Николай Аверин положены в основу расследования “Сирия, Африка, Украина. Куда и как “ЧВК Вагнера” вербует людей и где их поминает”, которое опубликовала сегодня “Русская служба BBC”.

По словам бойца, вернувшегося из командировки в Сирию несколько месяцев назад, в этой стране еще остается одна рота бойцов и “около 20 человек из резерва”, но боевых задач они в последние месяцы практически не решают. “Несколько недель назад людей начали собирать для командировки в Ливию, но потом дали команду “отбой” и сказали пока никуда не ехать, а ждать дальнейших указаний”, – приводит издание слова Аверина.

В июле журналист Орхан Джемаль вместе с двумя коллегами был убит во время работы над документальным фильмом в Центральноафриканской Республике.

По данным “Центра управления расследованиями” убитые журналисты прибыли в ЦАР по туристическим визам и не аккредитовывались в российском посольстве и консульстве” из-за того, что их расследование было связано с “группой Вагнера”, частной военной компанией.

Наемники из “группы Вагнера” и чеченские военные являются главными наземными боевыми единицами в составе российской группировки войск в Сирии, заявили ранее “Кавказскому узлу” военные политологи.

Отбор бойцов проводят на кубанском полигоне

Источник ВВС до командировок в Сирию воевал по контракту в Чечне, затем отсидел срок за грабеж и 2,5 года повоевал на стороне самопровозглашенной ДНР (Донецкой народной республики, – прим. “Кавказского узла”), где в отношении него впоследствии возбудили уголовное дело.

Он рассказал, что путь наемника в Сирию начинается на базе Молькино в Краснодарском крае, где происходит процесс трудоустройства. В среднем он занимает три дня: первый день отводится на проверку физподготовки, второй – на сдачу медицинских анализов и теста на наркотики, а на третий день добровольцы заполняют анкеты и проходят собеседование, которое может включать проверку на полиграфе.

В анкетах указываются контактные данные близких, которых ЧВК должна уведомить о гибели бойца и все пароли от аккаунтов в соцсетях.

Человек, прошедший все проверки, попадает в штат, но зарплату ему начинают начислять только после распределения в отряды и получения жетона с личным номером. По словам Николая Аверина, наиболее востребованы люди с военными специальностями, однако бойцов без специальностей “разбирают в отряды” достаточно быстро.

“Это очень хороший заработок, даже если никаких боевых задач нет, 150 тысяч рублей на руки ты получаешь.

С другой стороны, никакой стабильности нет: вернувшиеся после летней командировки в Сирию парни с тех пор сидят без работы, деньги уже потратили, и несколько человек просили помочь с устройством в охрану”, – пояснил Николай Аверин. 

Командировки в Сирию, которые в начале кампании могли длиться до полугода, в последнее время ограничены по времени тремя месяцами. В последнее время в штат не берут новичков без заграничных паспортов, хотя ранее им помогали оформлять паспорта в Москве. По словам Аверина, в Сирию он вылетал из аэропорта Ростова-на-Дону.

“При вылете из ростовского аэропорта Платов все проходят строгий контроль и летят как обычные гражданские, хотя пограничники, конечно, прекрасно понимают, кто летит этим рейсом. В Сирии же никаких штампов о прилете в паспорт не ставится. Так что в моем случае получилось, что я улетел из Ростова, где-то летал полгода, а потом приземлился в московском Чкаловском”, – пояснил он.

В конце лета 2018 года близ полигона Молькино, на въезде в курортный город Горячий Ключ, появилась часовня памяти погибших в Сирии российских добровольцев.

Часовня огорожена двухметровым забором: по информации кубанской “Комсомольской правды” от 8 октября, перед ней установлен памятник “российским добровольцам” – копия скульптуры, установленной ранее в Луганске и сирийском городе Хама.

Охранник у ворот отказался пустить журналистов BBC на территорию часовни, указав, что “это частный объект”. Власти Горячего Ключа подтвердили, что участок принадлежит частным лицам, которые получили у чиновников разрешение на строительство религиозного объекта.

Изучив сведения о петербургской компании, которая в конце 2017 года приобрела этот земельный участок у местной жительницы, журналисты обнаружили ее связь с другими коммерческими структурами, имеющими отношение к деятельности ЧВК Вагнера.

Контракты на год с бойцами оформлялись в 2014-2015 годах, когда ЧВК отправляла наемников на восток Украины. В тексте контракта, который приводит BBC, речь идет о “сборе информации в зонах повышенного риска на территории Российской Федерации и за ее пределами”.

Контракт предусматривал зарплату в размере 80 тысяч рублей в месяц, компенсацию в 300 тысяч в случае ранения или увечья, а также единовременную выплату в сумме 2 млн рублей одному из родственников бойца в случае его гибели “при исполнении им своих обязанностей по настоящему договору”.

Компания, которая заключала с бойцами этот договор, была зарегистрирована по фиктивному адресу в Петербурге, а в сентябре 2016 года была исключена из реестра действующих юрлиц.

Последний гендиректор этого ООО, 44-летний уроженец Луганской области и житель Петербурга, утверждает, что был до 2012 года “номинальным директором” нескольких фирм, но о регистрации этой компании на свое имя даже не знал.

“Кавказский узел” размещает новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа на тематических страницах “Сирия в огне” и “Кавказ под прицелом халифата”.

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/328294/

Спасти рядового Цуркану. Правда о российских наемниках в Сирии

Работа наемником в горячих точках

Sobesednik.ru выяснил, как попадают в сирийскую мясорубку, за что там воюют и кто направляет бойцов на передовую.

Судьба казака Романа Заболотного и десантника Григория Цуркану, захваченных боевиками в плен, неясна до сих пор. По одним данным, их казнили, по другим – они в плену. 

Военное ведомство заявило, что таких солдат у них нет, а пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сообщил, что данные устанавливаются. 

Совершенно секретно

– О том, что Дима в Сирии, я узнала, только когда пришла похоронка. Ну как похоронка – позвонили, сказали: встречайте груз. Ближайшие родственники приехали в аэропорт Казани. Сопровождающего при «цинковой посылке» не было. Гроб был запаян, сказали: не вскрывать. Да мы и не собирались – с момента смерти прошло уже больше двух недель.

А, ну еще конверт был. В нем справка, свидетельство о смерти и фото Димы в гробу, всё, – рассказала «Собеседнику» подруга семьи погибшего в Сирии 32-летнего Дмитрия Маркелова. Общаться женщина согласилась строго на условиях анонимности. Ближайшие родственники в принципе отказываются говорить.

Молчание – это главное условие контракта и получения страховки.

250 тысяч рублей в месяц за командировку в горячую точку, 800 тысяч – в случае ранения, до 3 млн рублей – родственникам погибшего. Такой «прайс» частной военной компании (ЧВК) передают друг другу «солдаты удачи». Большинство из них направляются в самую горячую точку планеты прямиком с юго-востока Украины. Так было и с Маркеловым.

– Он говорил: у меня призвание воевать. Служил в Чечне, потом уехал в Донбасс, оттуда – в Сирию. Первый раз он там был больше года назад, три месяца пробыл, вернулся. Вторая командировка продлилась всего несколько дней, – рассказывает знакомая погибшего Дмитрия.

– В военкомате матери сына Маркелова сказали: такой военный не числится, никаких выплат не положено, – рассказала «Собеседнику» журналистка Дарья Турцева, которая занималась делом семьи.

Пенсионный фонд сначала тоже отказал, ведь по гражданским специальностям Маркелов не работал ни дня, да и взносов со своих авантюрных заработков, видимо, тоже не платил. Только публикация в прессе помогла выбить пособие по потере кормильца. 8 тысяч рублей – это как если бы парня сбила машина или он умер бы от болезни. Для государства погибший Маркелов – и не гражданский, и не военный. 

– ЧВК Вагнера, – уверенно отвечает подруга Маркелова на вопрос, по какой линии боец был направлен в Сирию. – Перед отъездом он проходил подготовку на базе в Краснодарском крае. Не взять его не могли, у него специализация элитная – сапер. Теперь уже – была…

«Тебе жить надоело?»

Считается, что частные военные компании в России – изобретение ветеранов ГРУ. Первый заброс в Сирию произошел еще в 2013 году, а максимально группа Вагнера за это время предположительно могла насчитывать  2–2,5 тысячи человек. 

Плененный боевиками Роман Заболотный // Global Look Press

– Приоритет отдается людям с боевым опытом, прошедшим Чечню, Осетию, Абхазию, Приднестровье. Отбор состоит из четырех этапов: психолог, медкомиссия, тест на физподготовку и экзамен по своей военной специализации, – рассказывает бывший сотрудник ФСБ Илья Богданов.

Перед сирийской командировкой все кандидаты обязаны привести в порядок свои профили в соцсетях, почистить информацию, но не удалять совсем, чтобы не было подозрительно. О поездке можно сообщать только самым близким, а лучше – никому. Телефоны нужно сдать на границе, вся связь с домом осуществляется только через «связных», которые передают сообщения по мессенджерам. 

«Частники» действуют там, где армии быть не должно. Например, перед командировкой в Сирию будущим наемникам ставят задачу:  охрана нефтяных вышек и промышленных предприятий, отбитых у боевиков. Но засада в том, что боевики не готовы отдавать привлекательные объекты и всегда стремятся вернуться. Цуркану и Заболотный попали в плен на пути в Дейр-эз-Зор – нефтяной, но спорный край.

Григорий Цуркану в сирийском плену // Global Look Press

Официально участие «вагнеровцев» в сирийской кампании никогда не подтверждалось. Информация просачивается чаще всего тогда, когда речь идет об уже убитых. 

«– В Сирии заплатят.

– Тебе жить надоело?

– Я собираюсь вас всех пережить еще».

Это фрагмент переписки между братьями Федором и Михаилом Нефедовыми. В феврале 2017 года Михаил погиб в Сирии. Известно, что у него был позывной  «Тихий», а дислоцировался он в провинции Хомс. 

Подполковник милиции Алексей Найнодин прошел чеченскую кампанию, вышел на пенсию, а в 2017 году отправился в Сирию. Друзья говорят, не столько за деньгами, сколько отомстить за погибшего товарища. 1 февраля он сам подорвался там на мине. 

Частные военные

ЧВК – до сих пор неясное явление в России. Закона о них нет. Наиболее рассекреченная часть работы – охрана морских судов от пиратов.

– Сейчас ЧВК занимаются охраной морских судов и объектов промышленной индустрии в странах со сложной политической обстановкой, – рассказал «Собеседнику» руководитель одной из них, Moran Security Group, Алексей Бадиков.

– В то же время эти компании могут привлекаться странами и для ведения боевых действий совместно с армейскими подразделениями. Да, в России не создана правовая база для деятельности ЧВК.

Поэтому российские структуры регистрируют ЧВК в других юрисдикциях (как правило, это офшорные страны, в частности Белиз).

Внутренняя структура ЧВК похожа на армейскую. 

– В целом в данных структурах работают от нескольких десятков до нескольких тысяч человек, в зависимости от специализации компании, – продолжил Бадиков. – Наша компания работает в морской индустрии и предоставляет услуги по охране коммерческих судов в Индийском океане и на западном берегу Африки.

Почти все сотрудники ЧВК – это выходцы из спецподразделений Мин­обороны и МВД, у многих из них есть боевой опыт. Как правило, с сотрудниками заключаются короткие договоры на период осуществления миссии, определяются уровень заработной платы, страхование жизни (в частности, в морской индустрии не менее 250 тыс.

долларов США), служебные обязанности, а также обязательства компании по оказанию медицинской помощи, репатриации в случае заболевания или ранения. 

Цифра

7 гробов с «частными военными» вернулось из Сирии в этом году. В 2015-м независимые наблюдатели насчитали 8 погибших, в 2016-м – 25.

Досье: Кто такой Вагнер

«Вагнер» – это позывной отставного командира спецназа ГРУ Дмитрия Уткина 1970 года рождения. В 2013 году Уткин впервые выехал в Сирию, в 2014 году возглавил собственное подразделение. 9 декабря 2016 года Уткин попал в кадр протокольной съемки приема в Кремле в честь Героев Отечества.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №40-2017 под заголовком «Спасти рядового Цуркану».

Источник: https://sobesednik.ru/politika/spasti-ryadovogo-curkanu

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.